dog

В роде верхнего поста. Так вот сложилось, что

Мне видится чудесная картина:
Идёт страна несметною толпой,
И на знамёнах - профиль Буратино,
А в уголочке - ключик золотой.

Виталий, 1989 год


тут я почти не писал. А пользовался другим ресурсом, ныне покойным. Большая часть постов - это трансляция, поэтому возможны какие-то провалы, скажения, повторы, путаница с датами и прочая херь. Уж извините.
Что тут? всё подряд, заметки для памяти, рассуждения, наблюдения, мои и чужие картинки, рецепты, стихи, воспоминания, разная фигня, мне почему-либо интересная или нужная. Свалка. Кто? вот тут некоторые сведения обо мне, если кому интересно. Когда-то, давным-давно, написал для "одноклассников", когда ещё были действительно одноклассники.  Кое-что стало немножко смешным, кое-то - немножко глупым, но - не переписывать же. Да и не редактируется там теперь(2013)

Также.
Сообщения о концертах, выставках, возможно - слётах и походах, и прочих событиях, которые представляются интересными, любопытными, обязательными к посещению и заслуживающими внимания по неким неясным, но уважительным причинам, теперь сообщаются в сообществе








а здесь, наоборот - более не сообщаются (а теперь и там тоже - не сообщаются - 2016)

Ну и...  "главное - сохранять спокойствие и твёрдо верить, что худшее - впереди" (С) В.Е.
dog

Аджика, она же пастушье масло. Версия два

версия вторая, не уверен, что улучшенная. Для фейсбука написано на злобу дня. Ну не пропадать же.

На рынках Москвы можно прикупить сравнительно недорого стручковый красный перец и чеснок — и то и другое на вес, а не поштучно, как обычно. Это повод приготовить. В «этой стране» аджикой называют всё, что угодно, лишь бы красного цвета. Здесь сравнительно недавно был рецепт аджики из слив. Неплохой, надо сказать. Но только к аджике... Это название применяется к совершенно конкретной приправе и в неё НЕ входят: помидоры, сладкий перец, морковь, капуста, сливы и прочие вкусные овощи.
Рецептов настоящей аджики, как водится, сколько хозяек. Но всё-таки есть базовые компоненты, без которых нельзя, и дополнения, которые меняются в зависимости от региона и домашней традиции.
Красный стручковый перец — ну, скажем, пять частей. Свежий чеснок — от одной до трёх частей. Молотый кориандр — одна-часть. Или две. Соль. От двух до пяти частей. ( есть сомнительная версия, что аджику придумали для сохранения соли — чтобы коровы и прочие овцы её не воровали, в соль добавлен перец. Ну, не знаю)
Далее — широкий простор. В Грузии кладут уцхо сунели и имеретинский шафран обязательно, прочее по вкусу. В Абхазии непременно укропное семя. Неплох фенхель. Сухие травы — базилик, кондари, омбало, чорте что еще. Но только сухие — свежая трава в красную аджику не добавляется.
Ореховое масло, или, по скудости нашей, толчёные (обязательно толчёные, чтобы масло выдавилось) грецкие орехи. Немного, половина доли.
Приготовление простое. Перцы очистить от семян. Семена не выбрасывать Их можно высушить и перемолоть, получив прекрасный острейший красный (почти белый вообще-то) перец. А можно растереть и добавить в аджику, если вам остроты не хватает.
Традиция велит растирать на камне другим камнем. Мясорубка избавит нас от этого. Промолоть перец и чеснок на самой мелкой решётке не менее четырёх раз. Можно больше. Должна быть почти однородная субстанция, идеально без кусочков вообще (почему и растирали). Прибавить молотые и растёртые специи, соль, орехи.
Усердно размешать — всерьёз усердно, долго.
Если перец сочный и получилось жидко — можно дать подсохнуть без крышки. Или есть вариант добавить кукурузной муки прижаренной — но это я не проверял, не знаю.
Оставить на несколько дней, чтоб всё заженилось. Разложить в хранительную тару. Живёт эта штука практически вечно, особенно, если соли не жалеть. Используется — да везде. Мясо мариновать — красота. Добавлять в готовку, маринады, соусы, компоты. Ээ, погорячился. Да просто на хлеб — в голодный год. В не голодный — на хлеб с маслом.
Фотографий, как мне напомнили, нет и не будет. Да и на что там смотреть? Баночки с тёмно-бордовой субстанцией.
upd: забыл написать самое главное. Если вдруг соберётесь это делать, лучше делайте в перчатках. И берегите глаза. Не дай бог протереть глаз плохо промытой рукой. Веселье на час-другой будет обеспечено
dog

Тоже Окуджава. Говорят, 1956 год

Горькая, ненужная обнова
Заслони́т красивое лицо.
Мягкие погоны рядового,
Жёсткого покроя сукнецо.

Жёсткого, окопного покроя,
Злого, торопливого шитья.
Вот они лишат тебя покоя,
Вольного гражданского житья.

Женщина запомнит номер части,
Может, будет ждать, свой крест неся.
Человек рождается для счастья.
Или ты не к сроку родился?

Подтяни живот ремнём и баста.
Десять ровных дырок на ремне.
Все твои несметные богатства
Без расписки отданы войне.

Ах война, война — какая глупость.
С детства назначенье получив,
Тычет мальчик пальцем в синий глобус,
Прячет под подушку пугачи.

Но придёт она, не оглядеться.
До свиданья, мальчик, и в бои.
О, не ошибитесь вместе с детством,
Казаки-разбойники мои.
dog

С днём рождения, Митюша

Когда-то, со свойственной ей иронией и склонностью шутить, где хочется, она придумала мнемоническое правило, чтобы запомнить код: 1760. "Это же так просто! 17 - это я, девушка, а 60 - зто ты, старикашка!"
Нынче шутка перестала быть шуткой и смешной. Ей теперь всегда 17, а мне завтра 60. Кто бы мог подумать.
dog

Пепельница

Проходил недавно по Сухаревской. Когда-то, в древние времена, между Колхозной и Лермонтовской, на внешней стороне Садового, был огромный магазин каслинского литья. Сейчас там М-видео, а тогда два обширных этажа были заняты чугуном. Разнообразнейшим.
Однажды мы с Яночкой в него зашли, совершенно случайно, и обалдели от увиденного. Ходили, восхищались, удивлялись. Наконец закончили экскурсию и решили что-нибудь купить. Стали выбирать и поняли, что -- нечего. Дон Кихот, Мюнгхаузен, Дзержинский, чёрт, медведь, какие-то вазы вида прекрасного, но дикого, лошади и лисы, шкатулки размером с небольшой чемодан, многоярусные фруктовницы... То есть посмотреть, и с удовольствием, -- да. Но в дом принести -- упаси бог. Выбрали маленькую пепельницу с головой черта или не знаю кого. Она, кстати, и денег стоила каких-то разумных, в отличии от вещей масштабных.
Когда мы с Яной гуляли по городу, часто проходили по местам знакомым -- вот тут я жил, тут работал, учился, вот тут ещё что-то... У меня таких мест много, такая уж жизнь была. Яна шутливо сердилась: "Да есть ли в Москве улица, где ты не жил?"
А теперь хожу один и вспоминаю: тут мы гуляли, в этот двор заходили, вот кино, вот церковь, вот кафе, вот то и это... И помню это теперь только я. Разные истории про прогулки, визиты, находки и покупки, любимые места и вещи, которые были -- наши. А теперь только мои. А не станет меня -- и ничьи. Всё пропадёт. Странно это.
А пепельница жива. Больше двадцати уже лет этот фавн мне подмигивает. Чугун, вечная вещь. Такие дела.
dog

(no subject)

Часы останови, забудь про телефон
и бобику дай кость, чтобы не тявкал он,
накрой чехлом рояль; под барабана дробь
и всхлипыванья пусть теперь выносят гроб.

Пускай аэроплан, свой объясняя вой,
начертит в небесах «Он мёртв» над головой,
и лебедь в бабочку из крепа спрячет грусть,
регулировщики в перчатках чёрных пусть.

Она была мой Север, Юг, мой Запад, мой Восток,
мой шестидневный труд, мой выходной восторг,
слова и их мотив, местоимений сплав.
Любви, считал я, нет конца. Я был неправ.

Созвездья погаси и больше не смотри
вверх. Упакуй луну и солнце разбери,
слей в чашку океан, лес чисто подмети.
Отныне ничего в них больше не найти.
Уистен Хью Оден, 1907 -- 1973
Перевод. Иосифа Бродского
dog

Как по Пре плавли Яна, Аминадзяка и я

Забыл, как называлась река, по которой мы шли. Ан нет, уже и вспомнил. Пра. Как добирались, не помню - железка рядом с рекой не проходит. Но куда-то приехали, наверное, в Спас-Клёпики, наняли грузовичок до берега. Снарядились и отплыли. Первые несколько дней прошли без приключений, под насмешки туристов-байдарочников. Мы-то шли на резиновой лодочке . Втроём. Яна, Яминадзяка и я.
Одна стоянка, вторая, лес чудесный, река ласковая.
Но всё хорошо не бывает. Светит солнце, лёгкий ветерок и вдруг шквал. Да такой, что к берегу не подойти, а тока плыть по воле хе-хе волн. И волны выбрасывают нас на отмель, где — ничего. Песок, рыбацкий столик с навесом и две лавчонки. Муся, мокрая как вода, забирается на стол и говорит: «Я с месте не сдвинусь». А холодно, после шквала резко температура упала.. Стоим. Мокрое всё, в лодке воды по колено. Решаемся плыть, поскольку на отмели совсем делать нечего.
Пристаем к какому-то острову, выбрасываем вещи — сплошная вода. Остров заливает каждым дождем. И темнеет, дальше пльть нельзя. Сушняк искать бессмысленно. Ни одной сухой сосны. Но. Мелкий герой Митюша в панике находит сухие листвухи, ухитряется сладить из тонких стволиков подобие нодьи и высушить сначала спальники, потом палатку, а потом и приготовить ужин из подмокшей гречки и не помню уж ещё чего.
И дело уже к ночи, а мы сидим у костра и я не понимаю: ведь вроде всё хорошо. Собака спит, любимая женщина в тепле. И вроде и не было никакого ужаса.
Или и вправду не было? Подумаешь, дожжь прошол.

Там ещё смешные приключения были. С ядовитыми белыми грибами, последней банкой тушёнки, с местного разлива водкой. Бог с ними. Концовка путешествия была забавная. Деревень по берегам нет. Про календарь мы забыли, плывём, как получается. Дошли до Деулино, оттуда автобус ходит до города. А дальше начинается Приокский заповедник, километров на триста или больше пустота. Решили выбираться. Привёз нас автобус в Рязань и тут выяснилось, что день не простой, а праздничный. День ВДВ. В Рязани. В столице воздушно-десантных войск. Уверен был, что живыми нам не выбраться. Но нет, дома они мирные. Только очень много.
dog

(no subject)



Часы тянутся. Дни длинные. Ночи вообще бесконечные. Недели пролетают одна за другой. А месяцев я вообще не замечаю, вчера был июль, а завтра будет декабрь. В детстве было наоборот. День кончался стремительно, а год был невообразимо велик. Банальщина. Но ведь "независимые умы никогда не боялись банальности" (с)

Уже полгода прошло. Шесть месяцев. Как корова языком. Такие дела.
dog

Зима началась


Снова холод. Снова я мёрзну. Хорошо хоть снег выпал. Надолго ли? Растает ведь, опять лужи и мерзость. С годами терпеть этот климат и этот город всё трудней.
Но пока снег лежит. Жизнерадостное население вовсю катает грязноватых снеговиков , а кто поотчаянней даже и лыжи пробует.
В прошлом году снег выпал только в начале января. И Яночка в Лефортовском парке тут же сваяла снеговика. Она вообще любила простые радости и умела радоваться простым вещам.
Снеговика слепить, выйти в праздник салют смотреть, встретить Новый год на улице, цветок-листок рассмотреть, фотографироваться в цветах или ветвях, облаками любоваться, пойти гулять и вернуться в тёплый дом, да мало ли...
А снеговик - вот он.



В августе я нашёл место, где мы лепили этого снеговика. Он не пропал весь, кое-что осталось. Если бы мы нашли  вместе, наверное посмеялись бы. Или порадовались и удивились.  Но я один. Сложное чувство. Встреча и одиночество.
Первая картинка -- в августе, вторая -- в октябре. Веточки двигаются, живут какой-то своей жизнью. Такие дела.